Капитан Алатристе

Категория: 

Режиссер: Агустин Диас Янес
В ролях: Вигго Мортенсен, Хуан Эчанове
 
"Капитан Алатристе" - экранизация цикла романов Артура Переса Реверте. Испания, первая половина XVII века. На троне Филипп IV - король, которые слишком слаб для того, чтобы сохранить в целости свою империю. Всем заправляет его приближенный расчетливый граф Ольварес (Хавьер Камара). Но не всем грандам нравится такое положение дел:
Диего Алатристе (Вигго Мортенсен) - солдат. Он то воюет в регулярной армии, то в одиночку помогает разрешить разные щекотливые дела с помощью шпаги. Рядом с ним - Эниго, сын его погибшего друга, взятый Алатристе на воспитание. Капитан выполняет поручения королевского двора, а Эниго влюбляется в дочь высокопоставленного вельможи Анхелику (Елена Анайя). Кажется, она отвечает взаимностью красивому мальчику, но это не мешает ей строить на его счет свои планы:
 
Писатель Артуро Песес Реверте написал про капитана Алатристе 5 романов. Режиссер Августин Диаз Янес ("Нет вестей от Бога") решил, что будет достаточно одного фильма: по всем пяти романам. Увы - не достаточно! Чуть больше чем в два часа впихнули события, растянувшиеся на 20 лет: здесь и военные действия во Фландрии, и покушения на неизвестных, оказавшихся герцогом Бэкингемом и принцем Уэльским, и захват корабля, перевозившего нелегальное золото, и интриги вельмож, и отношения с воспитанником, и спасение оного воспитанника с каторги, и любовь, и еще многое, многое и многое: В результате у фильма нет четкой структуры и завершенного сюжета, он рассыпается на множество отдельных эпизодов, каждый из которых очень хорош, но вместе производит впечатление мозаики, в которой не хватает, по меньшей мере, еще половины кусочков. Только что нам показали какое-то неудавшееся покушение, и вот уже следует эротическая сцена, а затем действие переносится в королевский дворец, где мы слышим обрывок разговора каких-то вельмож и далее по кругу. Не знакомому с первоисточником зрителю будет трудновато разобраться во всех перипетиях богатой событиями жизни храброго капитана. Причинно-следственные связи едва-едва намечены или и вовсе пропущены: эпичность ощущается, но невозможно избавиться от ощущения, что смотришь набросок, начерно смонтированные рабочие материалы, а не законченную работу.
Все вышесказанное можно было бы отнести к неудачам фильма и забыть про Алатристе, как про большинство разовых лент, если бы не потрясающая атмосфера, прекрасно проработанная стилистика и очень удачный выбор актера. Эта Испания совсем не похожа на засевший в голове у каждого солнечный образ теплой и яркой страны. Она мрачная, холодная и даже снежная; не яркая, но серо-коричневая - напуганная Инквизицией, бесконечными войнами, и замершая в ожидании неминуемого распада и хаоса. Картинка явно стилизована под живопись, но отдельные моменты ассоциируются не с масляным полотном, а скорее с черно-белыми карандашными набросками.
 
Мортенсен очень удачно смотрится в образе этого странного усатого капитана: много повидавший, а оттого усталый, циничный, и знающий всему цену. Это не однозначно положительный персонаж - он верен Испании, но в рамках этой веры способен на самые разные поступки. "Он не был ни самым честным человеком, ни самым праведным, но он был храбрым", - говорит о нем его воспитанник. Можно, конечно, критиковать актера за одноплановые роли - выражение его лица, кажется, не менялось со времен роли Арагорна во "Властелине колец", но что есть, то есть - Мортенсену подходят образы умудренных жизнью вояк.
 
Радует также то, что фильм далек от привычной уже глянцевости (читай - политкорректности): кровавые сражения, перерезанные глотки, бытовой реализм, "настоящие" фехтовальные поединки не дают оторваться от экрана, несмотря на отсутствие сюжета. Чего стоит один первый эпизод, когда зимней ночью из тумана показался этакий средневековый спецназ, стоящий по грудь в воде, с ружьями над головой и тлеющим шнуром вокруг запястья! Диаз Янес неожиданно вывел фильмы пера и шпаги на новый качественный уровень, отойдя от привычной романтической трактовки. Вот только вряд ли многие это заметят - такого вольного обращения с сюжетом массовый зритель обычно не прощает.